• Четверг, Январь 21, 2021

Путин. Live . Президент ответил 

Журналист
Декабрь21/ 2020

Владимир Путин – про борьбу с пандемией, инвестиции в социальную сферу и перспективы экономического роста. 

Президент России Владимир Путин 17 декабря провел 16-ю ежегодную большую пресс-конференцию. В этом году в связи с эпидемиологической ситуацией ставшее уже традиционным мероприятие состоялось в новом формате – видеоконференции. Пандемия сказалась и на количестве аккредитованных представителей СМИ: участвовать пожелали 774 российских и иностранных журналиста – в 2,5 раза меньше, чем в прошлый раз. Задать вопрос президенту в этом году смогли и простые россияне – их обращения принимались в течение нескольких недель на сайте «Москва – Путину» и через одноименное мобильное приложение. За 4,5 часа президент ответил на 68 вопросов. Основные тезисы выступления Владимира Путина – в материале «Главной Темы». 

ЭКОНОМИКА 

Про состояние российской экономики 

– У нас на данный момент времени падение ВВП 3,6%. Это меньше, чем практически во всех ведущих странах Евросоюза. Меньше, чем в США, в некоторых странах Евросоюза падение ВВП где-то под 9%. В Великобритании, по-моему, такое на сегодняшний день. У нас промышленное производство «подсело» на 3% по данному моменту. 

Про резервы и госдолге 

– Хорошим обстоятельством можно считать положительное сальдо торгового баланса, это создает условия для макроэкономического хорошего развития. У нас государственный долг и так был минимальный – 70 млрд долларов в долларовом эквиваленте – он снизился на 10 млрд. Мы меньше занимаем на внешних рынках, но регулярно обслуживаем все свои кредитные обязательства. Международные резервы подросли, в начале года были 54,4 млрд, сейчас, на 4 декабря, где-то уже 587,7 млрд долларов. То же самое касается фонда национального благосостояния. В рублевом эквиваленте было 7,7 триллиона, сейчас почти 13 с половиной триллионов. Рост очень значительный. 

Про нефтяную иглу 

– 70% российского бюджета уже формируются не за счет нефтегазовых доходов. Это значит, что мы не в полной мере, но все-таки начинаем слезать с так называемой нефтегазовой иглы. И если кому-то хочется представлять нас до сих пор бензоколонкой, то это уже не имеет под собой реальных оснований. Хотя зависимость еще очень большая, и мы это должны иметь с вами в виду. 

СОЦИАЛКА

Про рост цен 

– Да, конечно, где-то цены растут объективно. Связано это с чем – связано с ростом, допустим, стоимости комплектующих в связи с курсовой разницей, это неизбежно. Некоторые товары мы собираем; значительную часть комплектующих, которые стали дороже, мы закупаем за большее количество рублей, потому что рубль немножко «просел» и это стало дороже. 

Но там, где это не связано с объективными обстоятельствами, это не может не вызывать соответствующей острой реакции. И вот это, честно говоря, меня так и задело. Потому что, скажем, при том, что у нас урожай рекордный – за последние шесть лет у нас рекордный урожай, и в этом году он будет 131 миллион тонн, а может быть, и даже 134, побольше, может быть, будет, может быть, до этого дойдет, – а хлеб растет в цене, макароны в цене растут. Это что такое? Это с какой стати-то? Это первое. 

Второе – сахар. Мне когда-то говорили: надо «прикрутить» нам тростниковый сахар, надо поддержать своих производителей. Мы разными способами это сделали, но не для того, чтобы создавать дефицит на внутреннем рынке, ведь министр мне что сказал: для внутреннего потребления достаточно. И в то же время как это достаточно, если на 75% рост цен произошел? 

Или по подсолнечному маслу – на 17%. Что, у нас семечки нет? Достаточно тоже. А почему происходит? Потому что на мировых рынках выросла цена, значит, на внешний рынок пошло больше значительно, и начали внутренние цены «подтаскивать» к общемировым, что совершенно недопустимо.

Именно поэтому у нас разговор такой жесткий и был. Правительство отреагировало. Здесь главное – чтобы не перегнули палку, главное, чтобы не пережали с административными мерами. Надо было своевременно это делать, более рыночными [методами]: ввозные таможенные пошлины надо было скорректировать – вот и все, делов-то куча. Все знают, эти инструменты хорошо известны, надо только вовремя было реагировать на это. Но надеюсь, что это произойдет. 

Про реальные доходы 

– В общем и целом падение реальных доходов, к сожалению, будет где-то около 3%. Уровень безработицы у нас был в начале года 4,7%, а сейчас, как вы знаете, он подрос до 6,3%. Все, что мы делаем по поддержке экономики, по поддержке пострадавших отраслей производства, связано напрямую с поддержанием рабочих мест. Сейчас 8,3%. Надеюсь, что нам в течение следующего года удастся выйти на прежние показатели. 

Про индексацию пенсий 

– На следующий год предусмотрена индексация выше инфляции. Инфляция ожидается у нас где-то в районе 4%, может быть, 4 с небольшим, 4,1%. Индексация пенсий предусмотрена на 6,3%. И мы сделаем все для того, чтобы это обеспечить. По направлению, о котором вы сказали, конечно, мы об этом думаем. И пенсионеры этого заслуживают. 

Про борьбу с бедностью 

– Смотрите, во-первых, план такой: к 2030 году уйти с сегодняшних 13,5% до 6,5% людей, уровень доходов которых ниже прожиточного минимума. Плохо, конечно, что и 6,5 сохранится, но мы должны исходить из реалий. Это реально, я считаю, цель амбициозная, но реальная. 

 

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

Про пандемию 

– Конечно, к таким масштабам, с которыми мы столкнулись, не готова оказалась ни одна система здравоохранения в мире. Нет такой системы просто. Мы анализируем все, что в мире происходит, и видим, что такого примера нет. Но есть примеры того, как была организована работа в нашей стране. Все же познается в сравнении. Я уже сказал, что у нас море, океан проблем. Все познается в сравнении, и по сравнению с тем, что в мире происходило, конечно, наша система оказалась более эффективной. 

Потребность в коечных местах, подготовленных для борьбы с пандемией, у нас составляла 95 тысяч, а готовность была только 50%. Сейчас их уже 125. 277 тысяч развернули за достаточно короткий срок. За это время мы построили 40 центров. 30 Минобороны построило достаточно быстро, и 10 – сами регионы. 40-й должен быть завершен в последние дни уходящего года. Это говорит о способности быстро реагировать на проблему. 

Про перепрофилирование здравоохранения 

– На момент, когда пандемия началась, у нас врачей, специалистов было совсем ничего, 8300. А сейчас одних врачей 150 тысяч работает по этому направлению, а в целом медицинских работников – больше полумиллиона (520–530 тысяч). Что произошло? Мы смогли быстро перепрофилировать часть лечебных заведений для борьбы с ковидом и выстроить систему переподготовки медицинского персонала. Ввели доплаты для людей, работающих в красных зонах, для того чтобы поддержать наших врачей. Для студентов старших курсов медицинских вузов – по 10 тысяч, по 7 тысяч – для колледжей. 

Достаточно быстро развернули производство средств индивидуальной защиты, костюмов и так далее, необходимых средств для обработки помещений, в некоторых случаях – не просто в разы. Скажем, маски, которые всем надоели, мы их производство увеличили в 20 раз. 

Такое редко где бывает. Наша система здравоохранения и государственное управление в этой сфере продемонстрировали готовность к быстрой мобилизации ресурсов и сделали это. Кстати, необходимое количество лекарств увеличено в 2 раза. Да, в некоторых регионах сейчас сталкиваются, мы знаем… И лекарств не хватает, и даже в стационарах, а тем более в аптечной сети, и бесплатные лекарства не выдают, но это уже не те проблемы, с которыми мы сталкивались вначале. Это проблемы логистики, несвоевременных закупок, доставок. А в целом промышленность среагировала. 

Про вакцинацию от коронавируса 

– По поводу необходимости массовой или такой всеобщей вакцинации. Я считаю, что это нужно делать. То же самое говорят и не только наши отечественные вирусологи, но и их коллеги практически во всем мире. Один из немногих путей преодоления всех вопросов, связанных с пандемией, это массовая вакцинация. Именно она должна создать такой общенациональный популяционный иммунитет. Повторю еще раз: наша вакцина – эффективная и безопасная. Поэтому не вижу никаких причин не вакцинироваться. 

ОБРАЗОВАНИЕ 

Про онлайн-обучение 

– Надо разделить онлайн-образование в школах и в высших учебных заведениях – институтах и университетах. У нас по стране 39,9 тысячи школ. И только 2% из них работает в онлайн. Часть небольшая – на смешанной системе. Большая часть – в обычном режиме. В высшей школе в основном всем рекомендовано перейти на систему онлайн-образования. 

Что касается школ, то у меня много записок по поводу технологической готовности к этой системе. Конечно, проблемы есть. Это касается «железа» так называемого. Далеко не у всех есть компьютерное оборудование. Есть сложности с подключением к интернету, даже к телефонам. Есть такие сложности. Особенно в небольших населенных пунктах. Что мы собираемся делать? 

Про скоростной интернет в школах 

– Для школ мы в 2021 году внедрим скоростной интернет по всем школам. И здесь еще очень важно по населенным пунктам. Это до конца 2021 года должна быть создана универсальная система связи, и телефоны, и интернет. Для населенных пунктов от 250 до 500 человек. До конца 2021 года. Я сейчас не буду перечислять, очень много вопросов на этот счет. Но в этих населенных пунктах, здесь есть смешные вопросы: «Нам по деревьям, что ли, лазать?» Я все понимаю, есть сложности. До конца 2021 года по этим населенным пунктам должна быть проблема закрыта. 

На эти цели мы выделяем 12,6 млрд рублей. Они предусмотрены в бюджете и будут осваиваться. Надеюсь, что они будут осваиваться таким образом, что люди почувствуют изменение качества. Мы до 2030 года в населенных пунктах от 100 до 250 человек, там наиболее затратно, но тем не менее тоже это будем делать.  

ЭКОЛОГИЯ 

Про мусорную реформу 

– Здесь у нас несколько задач перед нами стоит крупных. Первое. Нам нужно создать соответствующую отрасль производства, замкнутый цикл производства, когда отходы не идут на полигоны, а они используются в других видах производства. Это первое. 

Второе. Нам нужно добиться нормальной сортировки, с тем чтобы к 2030 году у нас все распределялось по соответствующим сегментам этих отходов и соответствующим образом перерабатывалось. На сегодняшний день одна из задач, которая стоит перед организаторами всей этой работы, заключается в том, чтобы добиться такой расширенной ответственности между производителями продукта и упаковщиками продукта. С тем чтобы перенести нагрузку за утилизацию не на граждан, а на производителей этих упаковочных изделий. В принципе, это практика, которая выстроена практически повсеместно, во всем мире. И мы будем придерживаться именно этой практики. 

Про экологическую проблему 

– Здесь нужно эту проблему разделить на две части. Первая часть касается так называемого накопленного ущерба. То есть это то, что было связано с деятельностью промышленных предприятий, начиная еще с советских времен. И то, что не связано с деятельностью каких-то конкретных коммерческих либо государственных структур сегодняшнего дня. И за это напрямую, конечно, несет ответственность государство в лице органов власти различных уровней. И федерального, и регионального уровня. И на это мы, конечно, должны реагировать.

Про экологические катастрофы 

– Есть проблемы текущего характера и техногенные происшествия, виновники которых должны быть установлены соответствующими контрольными органами. И ими же должны быть приняты решения о степени ответственности. И эта ответственность лежит прежде всего на плечах загрязнителей. Они должны нести ответственность. Какая она должна быть? Она должна соответствовать не угрозам, а уровню ущерба, который нанесен загрязнителями окружающей среде и людям, которые живут в той или иной местности. 

ПОЛИТИКА 

Про политическую систему 

– Чтобы не допустить переписывание истории и вообще какого-либо переписывания, нам нужно быть самодостаточными, сильными во всех отношениях. Прежде всего, в экономическом плане. Нужно развивать нашу политическую систему, с тем чтобы мы внутри страны чувствовали себя уверенно и граждане понимали, куда двигается страна, как она развивается. Выстраивать отношения с нашими партнерами на международной арене, исходя из наших интересов и учитывая их. Ну и, конечно, не забывать о подвиге, которым наши предки насытили нашу историю не только в период Второй мировой войны, Великой Отечественной, но и за предыдущие столетия. Нам есть чем гордиться. 

Про новые партии 

– Не пора ли старым политическим тяжеловесам уступить свое место. Это решают не новые партии, не политические тяжеловесы в виде традиционных партий. Это решают граждане. Это решают избиратели. Они принимают решение на выборах, кого поддержать. Но дает ли наша политическая система, она развивается, возможность большему количеству политических сил, политических партий принять участие в общенациональных избирательных кампаниях? Да, дает. 

Думаю, что в этом году – да не думаю, а точно, – на следующий год большее количество, по-моему, до 16 партий, что ли, может принять участие в выборной кампании без того, чтобы собирать подписи. Почему? Потому что они в соответствии с действующим у нас законом получили представительство в ряде субъектов Российской Федерации и вместе с ним право попробовать свои силы на общенациональной арене политической.

Про Конституцию 

– Раньше многие вещи сделать было невозможно. Ну, посмотрите, во-первых, хочу сказать, что фундаментальные основы нашей Конституции остались без изменений, и это очень важно. Конституция 1993 года принималась в сложных условиях гражданского противостояния и, прямо скажем, боевых действий в столице Российской Федерации – в Москве. Здесь люди гибли. Применялось автоматическое оружие. Танки стреляли по парламенту. И в этих условиях была принята Конституция. Память такая, что мы стараемся выкинуть из памяти самое плохое, но это было. И было не где-то там, а вот здесь, у нас. В этих условиях была принята Конституция. Она в известной степени сыграла такую стабилизирующую роль, помогла восстановить гражданский мир и создала определенную базу политическую для развития. Но сейчас у нас другая ситуация. И в соответствии с этой ситуацией мы должны были поменять и основной закон. Не поменять, а внести какие-то коррективы, поправки. Некоторые вещи мы не могли раньше даже делать. Например, вот эти социальные гарантии, связанные с необходимостью индексации пенсий. Ну о чем мы говорим-то? В 1993 году как можно было в Конституции записать обязательства государства индексировать пенсии? Там не платили по полгода. Денежные довольствия не платили и пенсии не платили. Это же все было, это же никуда не делось, это все было фактом. А сейчас другая ситуация. Сейчас нужно не позволить сегодняшним руководителям и будущим не делать этого. Потому что фундаментальные основы российской экономики позволяют это делать. А значит, это может и должно быть зафиксировано в основном законе страны. Так же, как и проблемы, связанные с борьбой с бедностью. 

Про участие в президентских выборах 

– Вы знаете, у меня есть одно универсальное правило. Отвечая на этот вопрос, нужно понимать, пойдет что-то, что мы делаем, на благо страны или нет. Если не пойдет, то не стоило. А если пойдет, то стоит делать. Я для себя еще не принял решение – пойду я или не пойду на выборы в 2024 году. Но что касается стабильного развития страны – это многого стоит. Формально это разрешение есть от народа. Делать или не делать – посмотрю.

ЦИТАТА

«Что касается секрета семейного счастья. Это любовь. Но это не секрет. Это все знают. И это понятие универсального характера. Оно должно лежать в основе отношений и в семье, и, если уж вы затронули международные отношения, в отношениях между народами»

Владимир Путин. 17 декабря 2020 года 

Подготовила Алина Николаева 

фото: kremlin.ru 

Поделиться с друзьями:

Ваш email не будет указан. Обязательные поля помечены *. Оставляя комментарий, вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности