• Четверг, Апрель 25, 2019

Про номинальных директоров, фальшивки и… книги на ночь

Журналист
Апрель08/ 2019

Откровенное интервью с заместителем начальника управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Смоленской области подполковником полиции Денисом Новиковым

В марте сотрудники управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД по Смоленской области отметили профессиональный праздник – 82 года со дня образования подразделения.

Работа борцов с коррупцией, так же как и других полицейских, и опасна, и трудна. Ежедневно им приходится иметь дело с теми, кто «честно жить не хочет» и так и норовит обокрасть государство или добропорядочных граждан, обеспечив себе безбедное существование. Ущерб от деятельности финансовых воротил отнюдь не копеечный, а может насчитывать миллионы рублей.

Мой собеседник – заместитель начальника управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Смоленской области подполковник полиции Денис Новиков в детстве точно знал, кем будет, когда вырастет. На выбор мальчика повлияла работа его дяди, который расследовал экономические преступления.

– Да, желание работать в милиции появилось еще в детстве. Всегда хотелось помогать людям, – говорит Денис Новиков. – Мой дядя, Владимир Петрович Новиков, работая на одном из заводов, получил, как это было принято в советские времена, комсомольскую путевку в милицию. И работал в подразделении по борьбе с экономическими преступлениями. Тогда это называлось ОБХСС. Про работу он, правда, почти ничего не рассказывал.

В чем же специфика и сложность работы в подразделении по борьбе с коррупцией?

– Работа нашего управления совсем не похожа на работу коллег из уголовного розыска. В отличие от них мы не всегда получаем быстрый результат. На документирование и расследование дел уходит несколько лет.

Розыск работает от преступления. К примеру, у гражданина украли кошелек, и сотрудники полиции ищут того, кто украл. У нас работа строится «от лица». Есть оперативная информация о том, что лицо совершает коррупционное или экономическое преступление. Но «знать» и «доказать» – это разные категории. Чтобы возбудить уголовное дело, нужно собрать необходимые материалы и доказательства. Пока это происходит, лицо может прекратить заниматься противоправной деятельностью, сменить образ жизни. И тогда доказать его прежние «злодеяния» будет еще сложнее.

Еще один момент. Очень тонка грань между экономическими преступлениями и спором хозяйствующих субъектов. Допустим, компания не поставила товар по договору, не заплатила деньги. И каждый коммерсант считает, что таким образом в отношении него совершено преступление. Хотя это вполне может лежать в плоскости гражданского спора. Направлений нашей работы достаточно много: налоговые преступления, коррупция, хищение бюджетных средств, фальшивомонетничество.

Первое дело, в расследовании которого вы принимали участие, осталось в памяти?

– Да, это был 2002 год. Гастролеры-фальшивомонетчики, будучи в Смоленске, рассчитались в одном из клубов 9 фальшивыми купюрами. Пришлось допрашивать множество людей: официантов, барменов, танцоров. На след подозреваемых помогла выйти их сообщница. В итоге по месту их временного проживания под матрасом было обнаружено около 250 купюр, причем довольно высокого качества. В суд оправились двое: один мужчина был из Каспийска, другой – из Дагестана.

Также одно из запомнившихся дел касалось очереди в детский сад. Родители передавали деньги подозреваемым, чтобы побыстрее устроить ребенка в дошкольное учреждение. В итоге мы раскрыли всю цепочку, задержав троих посредников и сотрудника управления образования. Очень задевают дела по коррупции и хищению бюджетных средств. Почему? Обвиняемыми выступают чиновники, которые по долгу службы должны помогать людям.

Какой стратегии вы придерживаетесь при допросе подозреваемых?

– В зависимости от поведения и психотипа задержанного. Готов ли он пойти на контакт или нет? Иногда быстро чувствуешь обратную связь, порой подозреваемый непреклонен, как кремень. И какие бы разумные доводы мы ни приводили – бесполезно. Хотя есть объективные доказательства.

Бывает ли вам жалко задержанных?

– Бывает. Прежде всего так называемых номинальных директоров, которые по сути являются рядовыми исполнителями мошеннической схемы (речь идет о схемах, когда создаются фиктивные фирмы, через которые «уходят» деньги за товары и услуги. – Прим. ред.). Они понимают, что делали, как и то, что рисковали свободой за небольшое вознаграждение. При этом на их лицах читается недоумение – ведь им же сказали, что все будет хорошо… Ответственность при подобных аферах несут не только директора, но и главные бухгалтеры, а это в основном женщины, которых дома ждут дети.

Что, как правило, говорит задержанный при виде сотрудников?

– Ссылается на 51-ю статью Конституции и предупреждает, что будет разговаривать только в присутствии адвоката.

Какие финансовые схемы удалось раскрыть в последнее время?

– Завершено расследование уголовного дела в отношении преступного сообщества по обналичиванию денежных средств. Они обналичивали деньги через фирмы-однодневки. Подозреваемыми проходят 18 человек. Ущерб от незаконной банковской деятельности составил около 200 млн рублей.

Самая большая взятка в истории управления?

– 2,7 млн рублей. Дело еще расследуется.

На ваш взгляд, взяточничество искоренить можно?

– Сложность в том, что во взятке заинтересованы два лица. Как берущий, так и дающий. Положительным образом сказалось упрощение получения некоторых госуслуг и перевод их в электронный вид. Прием в вуз теперь происходит на основе результатов ЕГЭ. Сам экзамен проходит под камерами, и здесь провернуть аферу практически невозможно.

Чем заняты мысли подполковника Новикова сегодня?

– В деталях не могу все рассказать, но в работе – дела о сбыте табачных изделий без соответствующих акцизных марок. Продукция поступает к нам из соседнего региона. Это дела, связанные с незаконным производством и продажей фальсифицированного алкоголя. К сожалению, остается актуальной проблема фальшивомонетничества и незаконного обналичивания денежных средств.

Несмотря на серьезность сферы, в которой вы работаете, были ли курьезные инциденты?

– Случаются. Однажды к нам обратился молодой человек, который рассказал, что врач вымогает у него взятку. Мы вручили ему так называемые «закупочные деньги», и он отправился на встречу. Выйдя из кабинета, он заверил, что деньги отдал. Но мы эти деньги в кабинете не нашли. Как оказалось, деньги никто не вымогал и он просто присвоил их себе. Парень, конечно, ответил за свою «находчивость» по закону.

Какие советы давали вам ваши наставники в начале карьеры? Применяете ли вы их в работе сегодня?

– Часто вспоминаю дядю, который никогда на своих подчиненных не повышал голос, но строго и доходчиво указывал на ошибки, да так, что они тотчас же все осознавали и делали все, чтобы максимально быстро их исправить и больше не совершать…

С уважением вспоминаю моего первого начальника – руководителя управления УБЭП Алексея Александровича Казакова. Он сказал фразу, которую я помню до сих пор, и стараюсь следовать этому совету: «Берегите личный состав, другого не будет».

Вы беседуете с кандидатами, желающими попасть на работу в ваше подразделение?

– Кандидаты проходят медкомиссию, собеседование у психолога и в кадровой службе. Кроме того, я лично встречаюсь с каждым. Считаю, что наши сотрудники должны обладать такими качествами, как трудолюбие и добросовестность. Необходимо быть честным перед законом и перед собой. А еще – иметь желание учиться. Постоянно меняются законы, правила документирования, совершенствуются финансовые схемы. Все это надо знать.

Как вы отнесетесь к тому, если дочери пойдут по вашим стопам и захотят работать в органах?

– Не буду отговаривать, выбор ребенка, как и любого человека, надо уважать. Задача родителя – донести полную информацию, в том числе и о возможных сложностях. Кстати, младшая дочь недавно заявила, что хочет быть юристом. И как-то в качестве книги на ночь выбрала… «Уголовно-процессуальный кодекс».

Досье

Денис Викторович Новиков. Родился в п. Голынки Руднянского района в 1981 году. В органах внутренних дел с 2002 года. Имеет два высших образования: юридическое и экономическое. Супруга – сотрудник УМВД России по г. Смоленску. Воспитывают двух дочерей.

Метки:

Поделиться с друзьями:

Ваш email не будет указан. Обязательные поля помечены *. Оставляя комментарий, вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности