• Воскресенье, Август 18, 2019

Встречи в «Штабе»: Валерия Олешкевич

Журналист
Февраль14/ 2018

«Мне кажется, что всё надо делать своевременно. Мама всегда говорила, что вообще нет какой-то точки, когда у человека заканчиваются какие-то силы и возможности что-либо делать и менять. Можно всегда повернуть свою жизнь, и я всегда этой мыслью живу»

Это цитата из интервью с «Главной Темой» героини проекта «Штаб» Валерии Олешкевич. Сегодня Валерия журналист, преподаватель и начинающий режиссер. Как всё совмещать, в чем залог хорошего дня и как нужно любить свою профессию – об этом Валерия рассказала корреспонденту «ГТ» в рамках проекта «Встречи В Штабе».

— Валерия, расскажите, как проходит ваш день?

— Как проходит мой день? Смотря, какой день. Вообще мои дни всё время разные. Когда-то день может пройти лениво, а когда-то очень активно. Понятно, что всегда какая-то работа, которая связана с движением, перестановками и прочим. Помимо этого моя учеба – я учусь в аспирантуре и стараюсь писать постоянно, стараюсь заниматься наукой. Самое главное, с чего я начинаю свой день – это завтрак. Завтрак для меня – это залог дня, это очень важно. Еще люблю лениво и долго собираться, но ленивые дни не люблю, я прямо чувствую тогда, что ничего не сделала за день. Заканчиваются дни одинаково, перед сном я читаю какую-нибудь книжку. Стандартное утро и вечер, а день в каких-то непонятных и неожиданных ситуациях.

Встречи в "Штабе": Валерия Олешкевич

— Раз уж мы заговорили о книгах: у нас проект идёт в социальных сетях под хэштегом #ЛюдиКнигиКофе. Можете посоветовать три книги на свой вкус нашим читателям?

— Так… три книги на свой вкус. Может они, конечно, не будут входить в мой топ любимейших книг, но я бы их посоветовала. В любой ситуации можно прочитать «Петербургские повести» Гоголя. Эта книжка со мной, наверное, с 7 класса и до сих пор. Абсолютно короткие истории, которые не займут много времени, но будут поучительны. Девушкам я бы посоветовала читать серию о Бриджет Джонс. Сейчас я как раз заканчиваю читать четвертую часть. Эта книга — об абсолютно любых жизненных ситуациях и она показывает, что все ситуации разрешимы для женщин. Еще бы я посоветовала «Хижина дяди Тома». А еще «Вещи» Жорж Перек. Эту книгу я очень часто цитирую и особенно она была бы полезна людям, которые только начинают искать себя в профессии, и вообще ищут «свою» работу. Очень хорошая книга о лени, амбициях и утерянных мечтах.

— Многие в Смоленске знают вас, как начинающего режиссера. Расскажите, каким был первый фильм, который вы посмотрели, и какое впечатление он произвел?

— Я первый ,наверное, не вспомню — но у меня есть фильмы, которые ярко отпечатались в сознании. Так получилось, что в детстве, до 13 лет, я жила с родителями в однокомнатной квартире. У меня не было выбора, что посмотреть по телевизору, не было возможности включить мультики, как делали мои ровесники. Я смотрела то, что смотрят мои родители. Это сейчас я уже понимаю, что все складывалось как раз в мою пользу. Я впитывала то, что мне прививали. Когда мне было 11 лет, папа посадил меня перед экраном в 23.00 и сказал, что сейчас будет «Молчание ягнят». «Это замечательный психологический фильм, который ты обязана посмотреть и понять», — сказал он. Я села и смотрела этот фильм… Нет, я не испугалась. Папа был прав: фильм с психологической точки зрения действительно очень тонкий. Уже в более сознательном возрасте я пересматривала этот фильм, понимала его. В общем-то именно благодаря такой обстановке мои родители и привили мне любовь еще и к советскому кино, над которым я смеюсь, люблю и пересматриваю до сих пор.

Встречи в "Штабе": Валерия Олешкевич

— Какие самые любимые жары у вас в кино?

— Любимые жанры в кино… Я очень люблю игровое кино: я знаю, что сейчас это вообще мейнстрим (Смеется). Сейчас смотреть какие-то странные фильмы модно. Чем страннее фильмы ты смотришь, тем больше ты индивидуальность. Мне очень нравится артхаусное кино, еще фильмы, которые выбиваются чем-то из общего ряда: неважно даже, комедия или триллер, мелодрама или детектив. Мне нравится индивидуальность в фильмах. А вот фильмы ужасов я смотреть не могу. Одно время любила, а сейчас поняла, что очень сильно боюсь. Мне прямо до физической боли страшно смотреть ужастики. Уже несколько последних лет не люблю комедии, отечественного производства 100%. Как-то я перестала понимать их, они меня впечатлять перестали.

— Почему и когда вы сами решили снимать кино?

— Скоро будет ровно год нашему первому фильму, в феврале мы его сняли. А идея мне пришла прошлым летом, очень спонтанно. Раньше никогда не планировал снимать кино. Без преувеличения: не представляла, как это. Я не умею работать с техникой, не вижу какие-то кадры, не знаю, как можно монтировать, тем более впечатлять и передавать эмоции через фильмы. Идея пришла после текста, который я написала для себя. Текст довольно простой, но наполненный личными моими переживаниями и чувствами. Но потом я поняла, что, наверное, вложила много себя в этот текст, и чтобы перестать его постоянно перечитывать и переживать, его нужно сделать таким «попсовым». Его нужно куда-то отпустить, но публиковать в блог я не хотела: неизвестно, как люди воспримут, я не хотела это никак комментировать. Решила: почему бы не снять видео ряд? Не фильм, а видео ряд для этого текста. Полгода была в метаниях: снимать или не снимать? Потом встретилась со своим хорошим знакомым Сергеем Гончаровым, и мы обсудили эту идею. Мы решили снять, он сказал: давай попробуем и посмотрим, что из этого получится. И вот получился такой фильм-монолог.

Встречи в "Штабе": Валерия Олешкевич

— По какому принципу вы подбирали актеров?

— У меня вот не было каких-то ориентиров. Я вообще считаю, что это вроде, как и мое достоинство, а вроде, как и недостаток. Я ориентируюсь на эмоциональные какие-то переживания, вижу человека и понимаю, что он эмоционально мне близок, и я хотела бы с ним поработать. Вижу, что есть что-то внутри у него такое, могу попросить помочь мне. У меня было только два актера, и так получилось, что это мои студенты: Илья Животков и Варя Терехова. Илью я знала по общению на учебных парах и понимала, что он человек активный и довольно пластичный, из него можно что-то слепить. Варю Терехову я не знала: она училась на первом курсе, а у меня курсы только со второго идут. Мне ее посоветовали, сказали, что она может сыграть. Я доверилась, у меня не было перспектив выпускать фильм в широкие массы. Хотелось сделать картину для себя. Актеры сделали то, что я хочу. И я была настроена на то, что не с профессионалами работаю. Подумала: ну не смогут и не смогут, возьму других.

— Как удалось настроить актеров на «вживание» в атмосферу фильма?

— Я раздала текст, и мы вообще быстро сняли фильм. Я только сказала: почитайте и что вы почувствуете, вот так надо сыграть. Единственное: я разрешила каждому вкладывать что-то своё. У нас же там нет диалогов. Поэтому мне было важно, как они эмоционально сыграют. А чтобы они сыграли эмоционально — нужно понять эмоциональный настрой текста. В общем-то они справились. Самая главная задача — чтобы актеры материал прочувствовали самостоятельно. А что они представили и как, какие-то моменты из жизни вспоминали — я на это не ориентировалась, дала им свободу.

— Планируете показ этого фильма?

— Я этот фильм показывала. Правда очень узким кругом мы собирались, посмотрели фильм, и наша презентация стала откровением для меня. Оказалось, что после просмотра многие девочки, девушки, женщины плачут. И мы в таком шоке сидели: неужели так плохо, что заплакали? Но оказалось, что каждый почувствовал что-то свое. У нас все получилось. Потом мне Сергей предлагал отправить фильм на конкурс, показать людям, но я как-то не хотела. Наверное, у меня была внутренняя неуверенность: да она и сейчас есть — будто что-то не доделала. Но сейчас мы выложили фильм в интернет, он есть на телеканале Youtube, «Партия в настольный теннис».

Встречи в "Штабе": Валерия Олешкевич

— На какой идее основывается ваш второй фильм?

— Ой… Ну там такая не очень хорошая история. Второй фильм связан с метаниями между карьерой и семьей. Думаю, что у многих девушек — особенно сейчас, в моем окружении, есть барышни, которые такие очень самодостаточные и их устраивает то, чем они занимаются. Семья, может, немножко не для них. Идея такова: девушка оказывается в ситуации, где либо надо строить семью, либо уходить полностью в работу, создавать постановки, писать сценарии и жить не в этом мире. Назревает такой диссонанс внутри нее. Идеей послужило мое окружение и какие-то собственные переживания, такие порывы душевные, чисто женские. Это не мужской фильм, я прекрасно понимаю. Просто хотела показать, какие тенденции у нас есть сейчас. У меня действительно есть примеры таких ситуаций: все идеи навеяны чем-то реальным. Не было такого, чтобы я себя заставляла, читала много книг, чтобы придумать сюжеты. Нет, я просто просыпалась и понимала, что историй много…

— Есть у вас свои любимые режиссеры?

— Да, у меня есть режиссеры любимые, но они любимые на уровне того, что я увлекаюсь их фильмами. Это не те, про которых я собираю коллекцию книг, коллекцию журналов. У меня есть любимые режиссеры: это Дэвид Линч и Эмир Кустурица. Дэвид Линч. Сейчас это модно любить Дэвида Линча после «Твин Пикса», но у меня с ним другие отношения, я его полюбила очень давно, когда еще не понимала, что он снял, и слушала папу. Мой папа очень восхищался «Твин Пиксом» в 90-е и говорил, что это один из лучших вообще фильмов и постановок, которые есть сейчас на экране. С Линчем у меня какая-то эмоциональная связь, его фильмы это единственные фильмы, которые производят на меня какой-то эффект анестезии. Они могут вырвать меня из каких-то событий, погрузить внутрь себя, отключают меня от реальности и могут действительно заставить не думать ни о чем. Куструрицу обожаю: он загадочный, веселый, трагичный, непостижимый. Из отечественных режиссеров нравится Валерия Гай Германника и Рената Литвинова. Я не приверженец классики режиссеров, не знаю многих , а просто смотрю хороший фильм. Но эти четыре режиссера — те люди, творчество которых мне интересно отслеживать.

Встречи в "Штабе": Валерия Олешкевич

— У вас был снят третий короткометражный фильм. Расскажите про него нам подробнее?

— Третий фильм — комедийный фильм. Единственный, после которого мой папа, наконец, оставил мне комментарий в сети. Два он вообще никак не комментировал. Посмотрел видео тихонечко, а когда увидел третий фильм, то позвонил и сказал: «Хочу, чтобы ты снимала такое кино». Фильм ироничный, саркастический, немного сарказма в нем есть. Он представляет собой кастинг: но мы его сняли за один день, на фоне кирпичной стены. Фильм представляет такие пять образов. Такие пять образов, которые довольно типичны для современного времени. Это девушка, у которой есть какие-то амбиции, но о которой мы абсолютно, кого она из себя представляет. Это поэт, который считает, что он очень хороший поэт — с таким раздутым эго. Обычный сотрудник киномонтажки, весь мир которого ограничивается его сотрудниками и клиентами — молодой человек, которого везде преследуют неудачи. Такой представитель модной индустрии, владелец шоурума. Стилист, который считает, что он неотразим. Герои высмеиваются, их образы возводятся в абсолют и доводятся до абсурда. Типажи, в общем-то, показываются в таком чистом виде — как они представляются в обществе. Но вместе с тем, понятно, что это живые, чувствующие люди. Они тоже плачут, страдают. У них есть какие-то свои травмы и предпосылки, чтобы быть такими.

— Этот фильм планируете отправить на какой-то кинофестиваль?

— Да, я хотела его отправить на фестиваль российского короткометражного кино, который называется «Короче». Он проводится ежегодно в августе в Калининграде, а заявки можно подавать в апреле. Даже если вы не завоёвываете никакое место, но входите в число рассматриваемых работ, то вам предоставляют некий грант, за который вы можете поехать и там побыть там 4 дня, пройти мастер-классы и побыть на награждении.

— Вы любите кино, но у вас есть профессия – журналист. Расскажите, почему был сделан выбор в пользу журналистики?

— Моя профессия сейчас больше связана с теоритической журналистикой, я ее преподаю. Почему профессия — журналист? Я считаю, что если у тебя диплом журналиста, то ты им и будешь, куда бы ни занесло. Ты можешь быть практиком или теоретиком, но это такая кабала, в которую ты втянулся и, в общем-то, — всё, не можешь выйти. Я считаю, что это прекрасная, самая великолепная область, которую может изучать человек. Она связана с абсолютно всем: здоровьем, политикой, социологией, психологией и прочее. Журналистика вообще появилась в моей жизни еще тогда, когда мне было лет 15, именно тогда решила, что буду поступать на эту специальность. У меня не было ни одного дня, когда бы я сомневалась в том, что я пойду на журналиста. Да, как все девочки в детстве я хотела быть актрисой, я представляла себя героиней бразильских сериалов, популярных «Земля любви, земля надежды». Представляла, что у меня есть мой Маркус и я буду играть какую-то там роль влюбленной невесты (Смеется). Это быстро всё стерлось и по мере того как я подрастала, то понимала, что нужно заниматься делом и в 10 классе я решила — пойду работать журналистом. Так получилось, что Бог дал мне каких-то людей, просто случайно, что вот я не ожидала их встретить, которые меня как-то вывели на этот путь. Я встретила замечательную девушку, Юлию Климович, которая привела меня на сайт «Молодежный Смоленск». Он тогда только начал развиваться. Я стала писать, писала со всех носителей, с которых могла. Я писала с кнопочного телефона материалы на сайт, ходила абсолютно везде и всюду: на какие-то рокерские концерты, брала интервью у каких-то нетрезвых панков. Но не было и дня, чтобы я пожалела о своем выборе. В школе, правда, столкнулась с прессингом. «Куда ты собралась? Это безденежье!», — говорили мне. Помню, как классная руководительница звонила моей маме и говорила: «Куда она идет? Вы же понимаете, что это не профессия». А мама моя ответила: «Что делать? Она хочет!». В этом плане я безумно благодарна своим родителям, которые мне ни разу не препятствовали — они только хотели помочь. У меня с мамой состоялся разговор: она сказала — учти, ты сама отвечаешь за свой выбор. Я поступила и подавала документы только на одну специальность в Смоленский Государственный университет. Пять лет отучилась, работала во всех видах СМИ и с 4 курса я решила, что хочу преподавать.

— Без каких качеств нельзя идти в журналистику?

— Конечно, журналисту нельзя идти в журналистику, если он не обладает определенной степенью эрудированности, он будет обучаться, но если нет какого-то понятия психологизма человеческого, внутреннего самообразования, то хорошего результата не будет. Если нет стремления, и если чувствуете, что вы ленивы, вам не интересно вникать в психологию человека, то не нужно сюда идти. Журналисту часто мешает собственное сверх-эго. А ведь нужно всегда понимать, что надо поставить себя наравне с человеком, о котором ты пишешь. Мы никогда не знаем, в каком состоянии он пришел на интервью или дает нам комментарий. Нужно уметь каждый раз заставлять себя просыпаться новым журналистом, начинать работу с белого листа. Вы написали материал, вы ощутили этот триумф, который мог оказать на многих влияние, но завтра вы просыпаетесь новым человеком, которого никто не знает и нужно уметь работать. Дальше важна трудоспособность: журналист должен работать – пусть он и получает небольшие деньги. Вот что еще заметила: многие ребята сейчас не видят разницы между настойчивостью и наглостью. Наглость — это нечто хамское, а настойчивость — это когда вы умеете добиваться информации интеллигентными путями, не предавая свою внутреннюю интеллигентность. Мы — работники вербальной среды, одно дело — стоять у станка (хотя я считаю, что у станка стоят великие люди, у которых хватает сил на это). Другое – быть журналистом. Но мы общаемся, и важно уметь общаться. Если вы не умеете этого, то научитесь себя контролировать или возьмите у кого-то совет. Намечается такая тенденция: журналисты пребывают в некой эйфории от самих себя, не замечая других. Вот этим нельзя никогда заниматься. Какой бы очерк вы не написали, какое бы расследование не провели, нужно уметь себя критиковать. Если ты умеешь критиковать себя, контролировать себя, умеешь видеть свои недостатки, чувствовать людей и открыт к новому — тогда сможешь работать.

Встречи в "Штабе": Валерия Олешкевич

— У вас есть свой блог «Ленивые записки». Почему такое название?

— Я себя блогером не считаю, в моём блоге всего 17-18 записей и сделан он для себя. Если так отследить, то у меня может быть одна запись в полгода или раз в месяц. Я крайне редко пишу , только тогда, когда у меня появляются внутренние переживания. Нигде не афиширую блог, а делаю только репост в социальные сети, но каким-то удивительным образом люди откликаются — с чем согласны, а с чем хотели бы поспорить. Одна женщина нашла меня из Польши, и мы стаи общаться. Блог – просто мое увлечение, но мне приятно, когда его читают, когда интересуются моим ленивым хобби.

— Валерия, есть ли у вас желание уехать в Москву или Санкт -Петербург и реализовывать себя там как режиссер, как журналист?

— Мне кажется, что всё надо делать своевременно. Мама всегда говорила, что вообще нет какой-то точки, когда у человека заканчиваются какие-то силы и возможности что-либо делать и менять. Можно всегда повернуть свою жизнь, и я всегда этой мыслью живу. Сейчас собраться и уехать? Нет, я бы не уехала. Я хотела бы посетить курсы по обучению на режиссера и сценариста. Я прекрасно понимаю, что в Москве есть возможности развиваться. Но я оцениваю себя разумно, я не пойду в продюсерские центры, я не буду стучаться в двери. У меня здесь есть всё необходимое, чтобы чувствовать себя счастливой. Меня здесь держит моя работа, я ее очень-очень люблю. У меня есть знакомые, которые уезжали в крупные города с целью что-то заполучить, но уезжали они своевременно. Я считаю, что самый удачный момент, чтобы переехать, наступает после школы. Вот вы поступаете в университет, вам дают жилье, появляются друзья… За 4 года какую-то работу вы найдете точно. Когда уже едете с дипломом, то будет морально тяжело. Если мне переезжать, то делать это нужно с кем-то, везти за собой всю мою ораву близких людей. Я считаю, что если ехать в другой город и работать там продавцом в магазине через дорогу, то я так не хочу. Матвей Ганапольский однажды сказал, что дети, которые родились в провинции, должны всю жизнь злиться на своих родителей за то, что у них мало возможностей. Зато я приезжаю в крупные города за новыми впечатлениями, и считаю, что пока у меня есть прекрасная возможность развиваться здесь.

— Чем нравится работа преподавателя?

— Я обожаю профессию преподавателя, обожаю то, чем я сейчас занимаюсь. Работа – это то, ради чего я просыпаюсь, гуляю. Да — я гуляю на работу. Мне кажется, что это счастье. Когда ты гуляешь на свою работу. Я еще, наверное, не в полной мере поняла, чем меня привлекает профессия, у меня еще, наверное, эмоциональное состояние не улеглось, и я рада, что этим занимаюсь. Дело в том, что я преподаю такую специальность. Каждый день я обмениваюсь с ребятами информацией, штудирую новости. У меня есть друг, который тоже мой одногруппник — он работает в Москве, в агенстве ТАСС и говорит: «Господи, я получаю деньги за то, что я читаю новости, представляешь?». Это же истинное счастье — быть постоянно в курсе событий, люблю профессию журналиста за то, что это постоянное движение. Это меняющиеся окружение, это новые люди, это информация, молодость, энергия это что-то просто незаменимое. Обожаю то, что я сейчас делаю.

— Какое ваше самое хорошее воспоминание, связанное с работой и со студентами?

— Ой, ну вообще у меня очень много моментов, которые для меня дороги. Для меня был сильный момент, когда в прошлом году выпускался четвертый курс. Я помню, у нас с ними была последняя пара, я обещала себе, что не буду плакать. Шла на пару и просто заставляла себя сдержать эмоции, но я не удержалась и всё равно заплакала. Я впервые в жизни ощутила, что будут меняться курсы, ребята будут уходить, кто-то будет возвращаться — но уже не в том амплуа. Они улыбались, благодарили. Этот момент расставания был очень сильный, он позволил мне еще раз убедиться в том, насколько сильно я люблю свою профессию и насколько мне небезразличны студенты, а я им. Люблю коллективно с ними фотографироваться, у меня дома в распечатанном виде висят с ними фотографии. Я их очень люблю.

Беседовала Анастасия КОСТИКОВА

Поделиться с друзьями:

Ваш email не будет указан. Обязательные поля помечены *. Оставляя комментарий, вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности