• Понедельник, Июль 22, 2024

Светить всегда, светить везде

Журналист
Июль08/ 2024

…даже если за окнами – взрывы и выстрелы. О миссии истинного искусства, о жертвенности и женственности – в интервью ведущей солистки Донецкого театра оперы и балета им. Соловьяненко Виктории Губрий.

Светить всегда, светить везде

Наш разговор за кулисами Смоленской драмы происходит за час до второго выступления донецких артистов: смолян в этот день на гастролях «Донбасс Оперы» ждали два одноактных балета. Это был необычный синтез: классика Чайковского по знаменитому трагическому сюжету о Ромео и Джульетте в первом акте и темпераментная, чувственная история любви в стиле танго на музыку Астора Пьяцоллы во втором. Все это – в сопровождении целого оркестра и оперных вокалистов.

Оркестр репетирует. Музыка Пьяцоллы, доносящаяся из зала и переходящая от самых тихих и затаенных нот до трагических высот, сопровождает весь наш разговор: он и без того непростой, а музыка дополнительно окрашивает его в пронзительные тона. Глаза у нас обеих время от времени наполняются слезами, я старательно и осторожно подбираю слова, чтобы не показаться бестактной. Впрочем, эту задачу очень облегчает чистота и искренность моей собеседницы.

Несмотря на хрупкость Виктории, в ее огромных зеленых глазах читается большая внутренняя сила. Диалог тонкий, без некоторых болезненных вопросов не обойтись… Да и каким же еще может быть разговор с человеком, который ненадолго вынырнул из войны в мир, который почти каждый день слышит у себя дома не только музыку, но еще вой сирен и разрывы снарядов? Та реальность подспудно прорывается везде – в игре оркестра, в голосе солистки оперы, в рисунке танца артистов.

«Для нас гастроли – это шанс хотя бы на время отдохнуть от выстрелов, порадоваться такой простой бытовой вещи, как, например, горячая вода, – признался на пресс-подходе днем ранее худрук «Донбасс Оперы» Вадим Писарев. – А когда я увидел на улицах Смоленска играющих и смеющихся детей, то просто заплакал от счастья. Для нас так важно иметь эту возможность – не сидеть на месте, а работать ради искусства и зрителей».

Вечная женственность

Светить всегда, светить везде

— Виктория, сегодня в «Танго… История любви» у вас партия темпераментной Камиллы. В предыдущий вечер вы танцевали партию нежной Шахерезады в балете «Тысяча и одна ночь». В самых разных интерпретациях ее часто изображают на сцене, как женщину обольстительную, бойкую и хитроумную. А вы создали на сцене образ неожиданно светлый, хрупкий, неземной и очень нежный. Почему именно так?

— Я думаю, что вторая жена кровожадного правителя Шахрияра смогла усмирить его нрав именно такими качествами – любовью, женственностью, кротостью, восточной мудростью. Знаете, на образ, который мы создаем, всегда влияет работа с нами наших педагогов. Не всегда молодой артист обладает достаточной внутренней взрослостью, чтобы подготовиться к своей партии именно с актерской точки зрения. Конечно же, нам помогают педагоги – по части актерского мастерства.

Коль скоро мы говорим о Востоке – это действительно дело тонкое. Нужно изучить культуру, менталитет женщин арабских стран. Ведь на самом деле их строгая религия требует быть очень сдержанными в проявлении своих чувств, хотя эти чувства, как и у всех нас, невероятно сильны и глубоки…

Это непросто показать. Мне было легко, потому что моя героиня несет в себе именно тот самый свет, который способен усмирить злость и агрессию, переполняющую главного героя Шахрияра. У него были причины для ярости: восточный мужчина иначе не может реагировать на измену первой жены – он бушует страстно, агрессивно, жестоко. И только нежность, мудрость, любовь и ласка Шахерезады смогли не только усмирить нрав жестокого правителя, но и прекратить его тотальный геноцид женщин в стране. Для этого было мало воплотить в себе именно женственность, как таковую. В моей Шахерезаде содержится абсолютное воплощение женского начала – жены, матери, дочери. Близка ли она мне лично? Да, очень. Я в жизни человек мягкий, очень любящий созерцать, принимать позицию добра. Поэтому просто стараюсь передать все свои лучшие качества глазами, жестами, мимикой – так, чтобы зритель увидел и почувствовал мою мягкость, нежность, свет.

— Легко ли на сцене нести свет в такую высокоградусную жару?

— Все хорошо: в вашем театре сейчас достаточно прохладно и комфортно. На самом деле, везде, где мы сейчас бываем с гастролями, нам всегда стараются создать комфортные условия для работы, относятся с заботой. Это очень приятно, когда не бросают на произвол судьбы – приехали и работайте, как хотите. В любом театре нам помогают… И не только нам – работникам сцены тоже, как и всем тем, кто причастен к созданию спектаклей.

Искусство как меловой круг

—  Виктория, в 2017 году вы вернулись в родной Донецк из Саратова. Ситуация в родном городе остается сложной…  Как удается сохранять внутреннее равновесие в условиях постоянной опасности, да еще и делиться высоким искусством со зрителями, несмотря ни на что?

— Это всегда сложный вопрос… Его часто задают сопереживающие нам люди. И всегда тяжело подобрать слова, описать правильно, чтобы человек понял. Ведь пока сам не поживешь какое-то время в такой обстановке – не поймешь. Когда и день, и ночь гремят взрывы, когда не знаешь, был прилет или отлет, близко или далеко… Сработало ли ПВО, или в городе снова что-то страшное случилось.

Мне повезло: я живу в более-менее спокойном районе. Ежедневно приходят сводки: если утром обстрел, нам пишут: ребята, сегодня сидим дома, опасно. Если нет — едем на работу. Если что-то происходит днем, то соблюдаем осторожность и при малейшем затишье разъезжаемся по своим районам.

Что дает силы не сдаваться? Я всегда думаю о тех, кому намного тяжелее, чем нам. Что ж теперь: сидеть в четырех стенах и плакаться на жизнь, свесив лапки? Нам, артистам балета, вообще нельзя останавливаться, иначе потеряешь форму. К тому же, я – человек православный, так что каждый день молюсь и благодарю бога за то, что он сохраняет жизнь мне, моим родным и близким. Нашу семью тоже коснулось горе: мой дядя погиб на фронте – он был военным фельдшером. Сейчас вообще нет такой семьи, которую не травмировала бы война, кого больше, кого меньше. Даже когда мы на гастролях, в мирных условиях – всегда вздрагиваем при звуке салюта или грозы.

Звучит ужасно, но человек привыкает ко всему.  Я тоже, если можно так сказать, привыкла. Но всегда становится не по себе, когда я на работе, и звонит мой сын: «Мама, я слышал взрывы… У тебя все в порядке?».

— В наше время все чаще и громче слышны такие обвинения в адрес людей искусства: люди гибнут, а вы тут пляшете и поете – отменить концерты, запретить, закрыть! Что можно ответить на это?

— Если говорить именно о нас, то мы не работаем в театре – мы ему служим! Как служат наши воины на фронте. Конечно, грех сравнивать, но служение искусству нельзя прекращать даже в самое страшное время. Вспомните: во время Великой Отечественной войны ведь не прекращали работу театры, артисты ездили с выступлениями на фронт, чтобы поддержать бойцов – сколько написано историй об этом, сколько фильмов снято.

Нельзя называть то, что мы делаем, плясками на могилах! Это абсолютно не так. Я мысленно оплакиваю каждую жизнь, которая ушла от нас, но я артистка, и делаю свою работу, пытаюсь нести людям Свет. Я не заявляю при этом: вот, мол, посмотрите, как мне хорошо живется, я живу в квартире, а не в траншее. Дело в том, что нашу многонациональную страну объединяет именно духовность, и мы тоже вносим свой вклад в сохранение культуры. А как же ее сохранить, если не через искусство? Балет и опера – наше культурное наследие, похоронить которое было бы преступлением против целых поколений.

Простой пример…  В Донецке многие зрители очень ждали, когда же наш театр сможет снова открыться. Конечно, остаются определенные ограничения по части посадочных мест, но мы снова работаем – для людей. Нет, мы не пытаемся увести их от реальности. Мы стараемся отогреть, попытаться своим искусством вылечить души. Подарить надежду, показать какую-то прекрасную историю, вместе поплакать и посмеяться. Это как меловой круг, если можно так сказать. В нем нет места злу и агрессии.

— Если говорить о поклонниках, какие отзывы и пожелания вы чаще всего слышите от них?

— Есть такая очень приятная категория зрителей, которые каким-то образом умудряются всегда находить меня в соцсетях по имени, благодарят за творчество. После спектаклей порой подходят совершенно незнакомые люди и признаются, что мой танец заставил их плакать. Я никогда раньше не думала, что искусство обладает такой мощной силой воздействия. Но это то, к чему я всегда стремлюсь. Когда мне говорят и пишут: «сияй, порхай» – это именно то, что вдохновляет, когда ты чувствуешь, что дотронулась до чьей-то души. Удивительное чувство!

— Какие сценические образы вам интереснее и ближе всего?

— У меня много партий, связанных с лирико-драматической игрой. Да, я оказалась в театре в сложное время, но одновременно для меня оно стало и временем большого профессионального прорыва. Труппу покинули многие артисты, возникла необходимость в новых кадрах. Я часто употребляю слово «удача». Оно играет большую роль на творческом пути любого артиста. Так что сейчас остаюсь на своем месте: с благодарностью театру, который дал мне так много, за возможность рассказывать о сокровенном со сцены при помощи танца.

Мои любимые героини – трагическая Жизель из одноименного балета (девушка наивная и простая, с чистой и искренней любовью). Конечно же, еще Джульетта, в балете на музыку Прокофьева. Именно в этом трехактном балете весь трагизм шекспировской героини раскрывается наиболее полно…  Сольвейг из балета «Пер Гюнт», поставленного тоже нашим художественным руководителем Вадимом Писаревым. Простая, деревенская девушка, ушедшая из семьи за любимым, верившая в возвращение Пер Гюнта и прождавшая его  40 долгих лет. Мне очень близки такие роли: пойти на все ради любви, против всех условностей, бороться за свою любовь до самой смерти – такие сильные образы. Это Фригия из балета «Спартак» – очень сильный образ рабыни, которая пошла на все ради любимого.

И, вместе с тем, я очень полюбила и детские спектакли. Когда Вадим Яковлевич поставил замечательную сказку по сюжету Астрид Линдгрен, «Малыш и Карлсон», то мне досталась в балете партия Малыша. Готовясь к роли, я подолгу наблюдала за сыном – как раз тогда у него был такой боевой период под названием «Я сам» (Улыбается). Конечно, Малыш у Линдгрен не такой боевой, но детское любопытство, искренность, непосредственность сына очень помогли мне в работе над образом.

Нерожающая балерина – стереотип прошлого

Светить всегда, светить везде

— Виктория, задам очень личный вопрос: как вы решились однажды стать мамой? Ведь балерины редко решаются на такой опыт.

—  На самом деле, в наше время нерожающая балерина – это уже стереотип, который постепенно уходит в прошлое. Столько примеров российских заслуженных артисток, у которых не только по одному ребенку, но даже по трое детей… Они смело идут на материнство и потом успешно восстанавливаются. Мне тоже удалось войти в форму довольно быстро. Дар материнства очень обогащает внутренне любую женщину. Тем более, если она служит искусству.

Когда я узнала, что беременна – очень переживала. Не была уверена, что потом смогу восстановиться и вернуться в балет. Родила в 21 год, и теперь недоумеваю и даже смеюсь над своими страхами, мыслями того периода. Сейчас, воспитывая 9-летнего сына, думаю о том, какая я была в прошлом глупая молодая дурочка. Когда появляется ребенок, многие переживания и заботы отходят на второй план. Ты принесла в мир новую жизнь – это самое ценное, самое главное, что могло с тобой случиться. Да, моя работа, мои роли и спектакли имеют для меня огромное значение. Но нет ничего выше, чем дать жизнь кому-то другому, почувствовать ту любовь, которую испытывает мать к своему ребенку. Да и как можно на сцене показать чувства и эмоции, которые ты никогда не проживала?

— Насколько дружен коллектив вашего театра? В наше время стало модно снимать нуарные фильмы о театральном закулисье, показывающие «всю правду» о балете.

— У нас в театре, к счастью, такого «закулисья» нет и в помине. Конечно, каждый театр, большой коллектив – это как огромная семья, а в семьях случается всякое. Но все зависит от того, находим ли мы время для диалога, чтобы решать все проблемы друг с другом вовремя. Я никогда не возьмусь отвечать за всех артистов: в любой профессии найдется масса негативных моментов, на которых можно сконцентрироваться. Обидно, что кинорежиссеры порой слово «интриги» сопоставляют именно с балетом. Это не значит, что их нет вовсе, просто все зависит от воспитания и нрава конкретных людей.

Каждый выбирает по себе. Я стараюсь жить по божьим и человеческим законам. Может быть, нас объединяет та опасность, в которой мы живем, поэтому в нашей труппе нет места каким-то интригам и мелким ссорам. Когда перед тобой есть внешняя большая проблема, тебе важно ощущать плечо рядом, так что интриги  в такой обстановке становятся никому не нужны.

Беседовала Инна ПЕТРОВА

Фото из личного архива Виктории ГУБРИЙ

Справка «ГТ»

Виктория Губрий окончила Донецкую хореографическую школу; Московскую государственную академию хореографии; Харьковское училище культуры.

С 2014 по 2016 год работала артисткой балета в Саратовском академическом театре оперы и балета.

С 2017 года и по сей день работает в Донецком академическом театре оперы и балета.

Репертуар: Канарейка, Красная Шапочка, Бриллиант – «Спящая красавица», Маленький лебедь, Невеста – «Лебединое озеро», Коломбина, Пастушка, Китайский танец – «Щелкунчик» П. Чайковского; Амурчик – «Дон Кихот» Л. Минкуса; Пара в красном – «Мистерия танго» А. Пьяццоллы; Богородица – «Юнона и Авось» А. Рыбникова; Весна – «Золушка» С. Прокофьева; Жар-птица – «Конек-Горбунок» Р. Щедрина; Шехерезада – «Тысяча и одна ночь». Ф. Амирова; Вставное па-де-де – «Жизель» А. Адана; Малыш – «Малыш и Карлсон» на музыку современных композиторов; Кристина – «Он хотел жить, “как все другие”» С. Прокофьева, К. Сен-Санса, Э. Ллойда Уэббера.

Конкурсы:

– лауреат I премии IV Международного юношеского конкурса классического танца «Хрустальная туфелька» (Харьков, 2005 г.).

Поделиться с друзьями:

970x90banner
Мы в соцсетях:
ВКонтакте
Telegram
Одноклассники


Подписка:
RSS

Ваш email не будет указан. Обязательные поля помечены *. Оставляя комментарий, вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности