• Вторник, Сентябрь 21, 2021

Эй, давай захватим город в плен!

Журналист
Сентябрь06/ 2021

Эксклюзивно для «Главной Темы»: большое интервью звезды кино, театра и мюзиклов Лики Рулла, которая на время вернулась в Смоленск, чтобы сыграть премьеру в Камерном театре. 

В 2002 году в Москве, на сцене Театра эстрады, состоялась громкая премьера знаменитого, на тот момент уже нашумевшего по всему миру, мюзикла «Чикаго». Блистательная постановка с яркой музыкой и шокирующим сюжетом – американская история об убийстве, жадности, коррупции и супружеской измене. Мюзикл произвел настоящий фурор, завоевав сердца тысяч москвичей и гостей столицы. Смоляне смотрели эту постановку с особенным чувством гордости, ведь одну из главных ролей – певицу кабаре и элегантную преступницу Вэлму Келли – сыграла Лика Рулла, которая несколько лет была ведущей актрисой Смоленского драматического театра имени А.С. Грибоедова и работала диджеем на местной радиостанции «Европа Плюс». 

Ее голос знал весь город, билеты на постановки с участием Лики раскупались с завидной скоростью, а она, не останавливаясь, шагала вверх по карьерной лестнице, пытаясь покорить и столичную сцену. Все получилось – хотя далеко не с первого раза. Но все-таки цель была достигнута. В 2001 году актриса попрощалась со смоленским зрителем, слушателем, с городом и уехала в Москву. Позже ее коллега по радиостанции, Ольга Разгон, посмотрев мюзикл «Чикаго», сказала: «Теперь я понимаю, для чего ты все это делала!» 

Эй, давай захватим город в плен!

Сейчас Лику Рулла по праву считают королевой мюзиклов, в ее послужном списке множество ярких, мощных работ в этом жанре, еще она озвучивает фильмы и мультфильмы, играет в кино, является художественным руководителем курса «Артист мюзикла» в ГИТИСе, автором моноспектакля «Монологи о любви», а также продолжает преданно служить театру. Так, 28 августа на сцене Смоленского камерного театра с ее участием состоялась премьера музыкального спектакля Станислава Назирова «Таланты и покойники». 

За несколько дней до спектакля Лика приехала в наш город, и мы встретились с ней поздним вечером – после того как закончилась репетиция в театре. В назначенное время зашли в небольшой уютный ресторан, где за столиком нас уже ждала невероятно красивая, улыбающаяся, уверенная в себе Лика, излучавшая какой-то внутренний свет… 

– Лика, если вспомнить те дни, когда вы оказались в Смоленске, – как все было тогда, в начале 90-х? 

– В один из солнечных майских дней в 1993 году самым ранним московским поездом я впервые приехала в Смоленск, чтобы работать в театре – куда, собственно, сразу и направилась. Оказавшись в центральном парке, я просто застыла в изумлении от того, какая удивительная архитектура меня окружала… С первого взгляда влюбилась в этот город. О том, что не такой уж он и «солнечный», я узнала значительно позже первого дня знакомства. Впервые в жизни я увидела плесень в домах: до этого свою сознательную жизнь я провела на севере, и там, конечно, такого не встречала. Первая моя зима в Смоленске была без снега, с гололедом и дождем. Целый год в театре я практически не работала, ходила туда просто так, иногда даже не репетировала, меня держали в резерве. Пробовала уезжать работать в Москву, но ничего у меня тогда не вышло – вернулась. Но, как говорится, не надо преодолевать какие-то преграды, все то, что должно случиться в жизни, происходит само собой. Дальше все как-то понеслось и закрутилось. У нас была потрясающая команда молодых артистов, многие из которых – выходцы из моего института (Екатеринбургский государственный театральный институт. – Прим. ред.). И самое главное – в театр тогда пришел в качестве режиссера легендарный Игорь Войтулевич. И жизнь в Смоленской драме закипела. Это была совершенно новая, прекрасная пора – пора расцвета, насыщенная, творческая. Я сама из семьи актеров и помню, что такая же атмосфера царила в свое время в театре, где работали мои родители. 

– Вы считаете Игоря Войтулевича своим учителем? 

– Да, однозначно, он мой первый учитель на профессиональной сцене. После моего отъезда мы встречались несколько раз в Москве, я приглашала его на спектакли, поэтому некоторые из моих работ он видел. Его уход из жизни стал для меня настоящей потерей. Иногда Игорь Геннадьевич мне снится, и я понимаю, что это знаковые сны. Последний из них был как раз в тот момент, когда тема Смоленска как-то снова стала неосязаемо витать вокруг меня в воздухе: вдруг очень захотелось приехать в этот город, и я искала для этого повод. Через какое-то время раздался звонок… И меня пригласили в Камерный театр, сыграть одну из главных ролей в спектакле! 

– Почему вы так упорно покоряли Москву, отчего так хотели навсегда покинуть Смоленск? 

– Мой последний год в этом городе был сложным и крайне эмоциональным. Никто в этом не виноват, кроме меня. Я сама устроила весь этот «переполох». Помню, что перед самым новым, 2002 годом пошла в парикмахерскую, остриглась под «ежик» и покрасила остатки волос в красный цвет. Вроде бы все было хорошо, но я понимала – меня куда-то несет. И не следовать этой внутренней волне я не могу. Я тогда бросила все, что у меня было. Кстати, мне очень помогла книга Пауло Коэльо «Алхимик», которая вовремя оказалась у меня в руках, и именно в ней я нашла ключи ко всем своим вопросам: поняла смысл всех своих терзаний. Да, я все испортила, но не потому, что меня жизнь обратно не принимала, а потому, что я не хотела принимать ее обратно. Скажу честно, начинать свою новую главу было страшно. Позже я где-то прочитала, что у каждого человека наступает момент, когда ему нужно от чего-то отказаться, чтобы в его жизнь вошло что-то новое. Конечно, в Москве тоже пришлось непросто: безумный ритм работы, гастроли, дороги, съемные квартиры и огромное количество страхов… А вдруг снова ничего не получится, и нужно будет возвращаться назад?! Чувство относительной успокоенности пришло ко мне только в 2005 году, когда я встретила свою вторую половину. Теперь, когда стою на сцене, отчетливо понимаю, для чего я тогда в своей жизни так «наколбасила» (смеется). 

– Большинство смолян помнят вас как диджея на радиостанции «Европа Плюс». Вам нравилась эта работа? 

– Это был хороший, серьезный опыт для меня. Считаю, что мне повезло: ведь на тот момент это была единственная музыкальная радиостанция в городе, и мы неплохо раскрутились. Чего только стоила программа «Презент», которая пользовалась невероятной популярностью. Мне очень приятно, что меня помнят в Смоленске, и я не кокетничаю (улыбается). 

– Расскажите о дочери Марусе. Чем она увлекается? 

– Маруся не любит театр, потому что он постоянно забирает у нее маму. «Ты опять в театр? У тебя сегодня что вечером? А завтра? А послезавтра?» – постоянно спрашивает она. Это не значит, что в мое свободное от спектаклей и репетиций время она всегда со мной неотрывно: просто ей важно ощущение, что мама – дома. Она не часто ходит ко мне на концерты, но такое иногда случается. Маруся переходит в девятый класс. Она большая умница, и даже я уже пасую перед ее знаниями. Увлекается антропологией, всевозможными древними культурами, магией, классно танцует хип-хоп. С ней очень интересно разговаривать. В свое время дочь даже изучала политику: мы можем подолгу разговаривать с ней об этом в компании моих друзей. Первое время Маруся даже своими высказываниями вводила меня в шок. Я удивлялась тому, откуда она все это знает. Откуда берутся настолько взрослые рассуждения? В общем, скажу так – я обожаю свою дочь! 

– Я знаю, что вы играли Зою Пельц в спектакле по пьесе Михаила Булгакова «Зойкина квартира». Насколько это значимый персонаж для вас? 

– Очень люблю этот спектакль, и зрители, кстати, тоже. Как я уже сказала, первым в моей жизни учителем на сцене был Игорь Войтулевич. Но не менее знаковой фигурой в моем творчестве стал также режиссер этой постановки Кирилл Серебренников. Как я теперь говорю: была жизнь ДО него, потом ПОСЛЕ. Как будто мне сделали «прививку Серебренникова»! Отношусь к Кириллу с глубоким уважением. В его биографии «Зойкина квартира» – особенная постановка, кардинально отличающаяся от того, что он делал до нее. В спектакле сошлись все пазлы, все составляющие. Ведь часто бывает так, что идея изначально интересная, но что-то потом идет не так, и единая картина не складывается. 

Эй, давай захватим город в плен!

– В случае с Булгаковым пазлы сложились? 

– Да, и это такая магия творчества, которую начинаешь чувствовать, когда все только начинается. А ведь все рождается из любви, радости, созидания, и если появляется какой-то противоток, то в действие вступает разрушающий эффект. Серебренников говорит, что у артистов должны сойтись группы крови, и я абсолютно с ним согласна. У меня так бывает с моими студентами: вот вроде бы и ребята они классные, а группа крови у нас не сходится. Театр – коллективное творчество, и очень важно, чтобы все были на одной волне. 

– А как вы относитесь к телешоу, принимаете в них участие? 

– В 2017 году я участвовала в телепроекте «Голос». Пошла туда для того, чтобы расширить свою аудиторию, так как на тот момент я сделала свой моноспектакль «Монологи о любви» и понимала, что для того, чтобы он продавался, нужен зритель. К сожалению, поклонников у артистов мюзиклов не так много, тем более я не мужчина (смеется). Серьезно, вы бы видели, как поклонницы встречают наших молодых парней-артистов! Вот им как раз и достается женская зрительская любовь. В общем, пошла я на «Голос», чтобы как можно больше людей обо мне узнали. Это было интересное приключение. К сожалению, никто из жюри ко мне не повернулся. Но я научилась достойно признавать свои поражения. И вообще… Зачастую неважно, что о тебе думают другие. Важно договориться самой с собой. Что касается различных телепередач, то в них я участвую очень избирательно: если там обсуждают чье-то творчество, и мне это интересно, то с удовольствием иду. Если убийства, семейные разборки, грязное белье – то нет, отказываюсь сразу. С октября этого года на телеканале «Россия – Культура» стартует программа «Большой мюзикл», надеюсь, что она поможет нам популяризировать жанр. Ведь пока что он развивается в основном только в Москве и Питере. 

– Что вам как актрисе ближе – мюзикл или драматургия? 

– Если брать чистый жанр, то по отдельности мне скучно и в одном, и в другом. Мне нравится их синтезировать. 

– Какую музыку вы слушаете, например, когда едете в машине? 

– В последнее время в машине я включаю аудиокниги. Если говорить о музыке, то у меня достаточно много пристрастий, например, очень нравится исполнитель Zoloto, советую вам послушать. 

– Выглядите просто великолепно! Даже без мейкапа. Как при таких нагрузках удается быть такой красивой? 

– Очень важен сон. Я люблю рано ложиться спать. Все мои друзья знают, что звонить мне после одиннадцати часов вечера бесполезно. Еще для красоты важно быть всегда на позитиве, только он обязательно должен быть честным и искренним. И всегда оставаться немножко влюбленной (улыбается)! 

– Лика, задам вам последний, но не совсем обычный вопрос. Если бы вы были обладательницей какой-нибудь сверхъестественной способности, что бы хотели уметь делать? 

– Вы знаете, я думала над этим вопросом. Вот, например, было бы здорово мгновенно перемещаться во времени… Но, с другой стороны, зачем? Если есть такой вид удовольствия, как сесть в поезд и четыре часа потратить на дорогу до Смоленска? Или, допустим, если бы у меня была возможность раздвинуть сутки. И тоже – зачем? Мне кажется, ничего не нужно менять в жизни. Мы и так много чего умеем, просто не всегда это осознаем. Быть счастливым здесь и сейчас – вот что важно. 

Эй, давай захватим город в плен!

Беседовала Екатерина КУЗЬМИНА 

Фото: из личного архива героя публикации

Поделиться с друзьями:

Ваш email не будет указан. Обязательные поля помечены *. Оставляя комментарий, вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности