• Четверг, Сентябрь 21, 2017

Лариса Лужина: «Со Смоленщиной меня связывает мать Юрия Гагарина»

Журналист
Сентябрь13/ 2017

Кинолегенда советского кино блеснула на открытии «Золотого Феникса» и в тот же вечер упорхнула обратно в Москву. Но мы успели поговорить о многом…

«ГТ» удалось встретиться с той, которая «была в Париже», как спел про Лужину когда-то Владимир Высоцкий, в фойе «Современника», когда все зрители отправились в зал смотреть фильм «Большой» Тодоровского.

Лариса Анатольевна выглядит прекрасно, легка, подвижна и очень приятна в общении.

– Как вам удается так выглядеть в элегантном возрасте? – не удерживаюсь от «крамольного» вопроса.

– Вы знаете, ничего такого особенного я не делаю. Как и все, иногда посещаю косметолога, какие-то небольшие процедуры делаю. Периодически пытаюсь худеть, но получается с трудом. Только похудеешь – и снова вес ползет обратно! Самое главное, особенно для нас, для актрис – оставаться на позитиве. Бывает, сидишь дома одна, работы нет, телефон молчит… начинаешь хандрить. А нельзя! Ведь научно доказано: депрессия старит человека лет на 10 точно! Нужно почаще улыбаться и лучше относиться к людям. Меня всегда вдохновляет работа. Самое неприятное, если подолгу не получаешь интересных предложений. Тогда все начинает валиться из рук, ненавидишь всех. Мы, актеры, без работы заболеваем, чувствуем себя ненужными и забытыми. Я вот уже третий год подряд не снимаюсь, и очень тяжело от этого.

– Почему не снимаетесь? Нет интересных предложений?

– Не зовут, а навязываться я не люблю. Актеров прежнего поколения быстро списывают со счетов. Слава Богу, пока еще играю в нескольких антрепризных спектаклях. Еще впереди фестиваль Благовещенска, потом еду в Екатеринбург и Сургут. Играем вместе с Сережей Никоненко и Раисой Рязановой.

– В советское время вы были безумно популярны. До сих пор многие вспоминают почти политический скандал, который разразился из-за вашего твиста в Каннах…

– Да, было такое! На приеме нашей делегации в Каннах меня пригласили станцевать твист. Для советской девушки совершенно непристойный танец! Хотя тогда вся Европа танцевала его, и мы тайком в общежитии ВГИКа, конечно, разучили. И вот меня пригласили станцевать… Я сначала не решалась, но Сергей Герасимов кивнул – давай. Фото моего танца попали на обложку «Пари Матч», и, конечно, журнал оказался на столе у Екатерины Фурцевой. Что тут началось! Обвинили в аморальном поведении, вычеркнули из списка претендентов на поездки за границу. Только заступничество Станислава Ростоцкого и Сергея Герасимова спасло, а иначе мы бы сейчас тут с вами не разговаривали.

– До сих пор много говорят о неразделенных чувствах, которые к вам когда-то испытывал Владимир Высоцкий, посвятивший вам песню «Она была в Париже». Какие же все-таки отношения вас связывали?

– Только дружеские! Если честно, его любовь ко мне сильно преувеличили. Володя вообще был очень влюбчивый, за многими ухаживал. Однажды на съемках «Вертикали» взял и написал эту песню. Там действительно все про меня: была и в Каннах, и в Париже, и в Варшаве, и в Осло. Володя был впечатлен моими рассказами о Европе. Тогда была невиданная удача, во времена «железного занавеса», побывать за границей. А мне так везло…

– И на мужчин тоже везло? Ваше сердце сейчас занято?

– Вы знаете, я своих мужчин не считала. Было четыре мужа, а сейчас я одна. Но сейчас мои главные мужчины – сын и три внука. Я очень счастливая бабушка! Люблю их, живу для них.

– Вы сыграли в кино мать Юрия Гагарина. Действительно были с ней знакомы лично?

– Чтобы сыграть Анну Тимофеевну, я лично ездила к ней в Гжатск. Фильм назывался «Так начиналась легенда», съемки шли не на Смоленщине, а под Тверью. Там нашли деревушку, похожую на Клушино, и снимали. А премьера фильма потом прошла уже на родине Юрия Алексеевича. Там были и сама Анна Тимофеевна, и космонавт Алексей Леонов, и супруга Гагарина Валентина с дочками. Помню, что показ шел в сельском клубе и жители деревни активно критиковали, если что-то не соответствовало реальным фактам: «А корова у Гагариных не такого окраса была! Она у вас коричневая, а у них темно-белая…», «И дом не похож – у них другой был!», «Юрка в школу не с ранцем бегал, а с сумкой, которую ему родители сшили!». Но в целом фильм они приняли хорошо. Анна Тимофеевна вышла на сцену и заплакала: «Вы вернули мне моего Юрочку!» Добрая, светлая женщина была, жила скромно, по-крестьянски. Ничем особенным за подвиг сына власти страны ее не одарили. Одноэтажная изба, холодильник…

– Вы стали, как теперь принято говорить, секс-символом кино советской эпохи. Как и Светличная, и Гурченко. Сейчас на экране много новых актрис: они красивы, сексапильны, но до вашей магии им все равно далеко, таких больше «не делают». Почему, как вы думаете?

– Новое поколение – оно другое. Может быть, дело в том, что они перестали читать. У них в глазах не светится душа. Как объяснить юной актрисе нового века, что Чехов, Пушкин, Толстой – без них не создашь глубокий образ? Что важны не тело, не голая грудь, а именно глаза, душа? Сейчас все слишком нарочито и в лоб. А ведь нужно читать между строк, душой. Если актриса не работает со сценарием, не вживается в образ целиком и полностью, что она может чувствовать? Наверное, в этом и ответ на ваш вопрос.

Беседовала Инна ПЕТРОВА

Ваш email не будет указан. Обязательные поля помечены *